f3bc5676     

Гунин Лев - Выбор



Лев Гунин
Выбор
Этот стук преследовал его с самого детства. Это было давно, много лет
назад. Он вышел ночью в сад, чтобы посидеть у колодца. Крупные, яркие звезды
висели над головой. В саду пахло резедой, ночь была тёплая, летняя. И тогда
он услышал шаги. Это были шаги каблуков по нагретому за день асфальту. Но
это не были обычные шаги. Они не были похожи ни на что. Это были гулкие,
размеренные, крадущиеся шаги женских каблуков. И эти шаги звучали странно и
жестоко. Он знал о нём, этот стук. Он шёл к нему. Между ним - и этим стуком
установилась какая-то странная связь. Ужас охватил мальчика. Он хотел
спрятаться, бежать от этого стука. Но страх приковал его к месту. Он с
ужасом вслушивался в этот стук, и ему казалось, что, когда он, наконец,
приблизится, с ним самим случится что-то страшное. Он не мог передохнуть;
кровь стучала у него в голове. Наконец, шаги, достигнув наивысшей звучности,
начали удаляться. Они угасали там, за забором, где проходил тротуар улицы.
Страх всё ещё не покидал его. Он сидел за колодцем, прислушиваясь к каждому
шороху. И, сделав над собой усилие, во весь дух припустился к дому.
С тех пор стук преследовал его всю жизнь. Он мог бы стать хорошим
инжнером, но не стал им. У него была склонность к рисованию, но он не
сделался художником. Он мог бы, наконец, жить просто так, как все,
зарабатывая себе на жизнь, откладывая на чёрный день, иметь семью и детей.
Но и этого не случилось. Ему было уже почти тридцать два года, но у него не
было ещё своей семьи. Он жил один в комнатке под самой крышей, и никто не
видел, чтобы он выходил оттуда, когда кончал работу. Никто из соседей не
бывал у него в квартире, никто не знал, что он делает долгими зимними
вечерами. Он был один, и все оставили его, в конце концов, в покое.
Стоило ему принять какое-нибудь решение, попытаться приступить к
какому-нибудь делу, как появлялся этот стук, и все рушилось, и всё
приходилось начинать сначала. Где бы он ни находился, что бы он ни делал,
этот стук неотступно следовал за ним. Давно уже не было их деревянного дома,
давно уже его оставили все честолюбивые замыслы, но стук преследовал его, и,
когда он появлялся, на него опять обрушивалось очередное несчастье.
Он пытался сделаться безразличным, жить так, как все - но не мог.
Он понимал, что был обречён, и эта обреченность накладывала на него
свой отпечаток.
Он мог бы отличить этот стук из ста, из сотен, из миллионов звуков
шагов. Он спал, и с закрытыми глазами чувствовал этот стук.
Чьи-то кривые пальцы тянулись к нему, хотели его задушить. Он
просыпался в холодном поту - и за окном слышался тот же стук.
А назавтра у него срывалась деталь и ударяла его товарища по голове,
или его избивали хулиганы, или на очередной работе ему снова недоплачивали
зарплату.
Однажды он пришёл к врачу, и ему сказали, что у него порок сердца. Но
стука не было, и он этому не поверил. Прошли годы, но он чувствовал себя
вполне хорошо.
Стук преследовал его с какой-то исступлённостью, с какой-то зловещей
жестокостью. Он подбегал к окну, выбегал на уличный перекресток, но источник
стука так и оставался для него загадкой.
И вот однажды он стоял в подъезде, открывая ящик с сегодняшней почтой.
И вдруг он услышал стук каблуков. Это был, несомненно, тот самый стук,
который он мог бы выделить среди тысяч, среди миллионов шагов. Стук звучал
во дворе, приближался к подъезду... Всё похолодело у него внутри. Вот шаги
подошли вплотную, они звучат уже у самой двери... Но, как и всегда,



Назад