f3bc5676     

Гумилев Николай - Скрипка Страдивариуса



Николай Гумилев
СКРИПКА СТРАДИВАРИУСА
Мэтр Паоло Белличини писал свое соло для скрипки. Его губы шевелились,
напевая, нога нервно отбивала такт, и руки, длинные, тонкие и белые, как бы от
проказы, рассеянно гнули гибкое дерево смычка. Многочисленные ученики мэтра
боялись этих странных рук с пальцами, похожими на белых индийских змей.
Старый мэтр был знаменит и, точно, никто не превзошел его в дивном
искусстве музыки. Владетельные герцоги, как чести, добивались знакомства с
ним, поэты посвящали ему свои поэмы, и женщины, забывая его возраст,
забрасывали его улыбками и цветами. Но все же за его спиной слышались
перешептывания, и они умели отравить сладкое и пьяное вино славы. Говорили,
что его талант не от Бога и что в безрассудной дерзости он кощунственно
порывает со священными заветами прежних мастеров. И как ни возмущались любящие
мэтра, сколько ни твердили о зависти оскорбленных самолюбий, эти толки имели
свое основание. Потому что старый мэтр никогда не бывал на мессе, потому что
его игра была только бешеным взлетом к невозможному, быть может запретному, и,
беспомощно-неловкий, при своем высоком росте и худощавости он напоминал
печальную болотную птицу южных стран.
И кабинет мэтра был похож скорее на обитель чернокнижника, чем простого
музыканта. Наверху для лучшего распространения звуков были устроены каменные
своды с хитро задуманными выгибами и арками. Громадные виолончели, лютни и
железные пюпитры удивительной формы, как бредовые видения, как гротески
Лоррэна, Калло, теснились в темных углах.
А стены были исписаны сложными алгебраическими уравнениями, исчерчены
ромбами, треугольниками и кругами. Старый мэтр, как математик, расчислял свои
творения и называл музыку алгеброй души.
Единственным украшением этой комнаты был футляр, обитый малиновым бархатом
-- хранилище его скрипки. Она была любимейшим созданием знаменитого
Страдивариуса, над которым он работал целые десять лет своей жизни. Еще о
неоконченной, слава о ней гремела по всему культурному миру. За обладание ею
спорили властелины, и король французский предлагал за неё столько золота,
сколько может увезти сильный осел. А папа -- пурпур кардинальской шляпы. Но не
прельстился великий мастер ни заманчивыми предложениями, ни скрытыми угрозами
и даром отдал ее Паоло Белличини, тогда еще молодому и неизвестному. Только
потребовал от него торжественной клятвы никогда, ни при каких условиях не
расставаться с этой скрипкой. И Паоло поклялся. Только ей он был обязан
лучшими часами своей жизни, она заменяла ему мир, от которого он отрекся для
искусства, была то стыдливой невестой, то дразняще покорной любовницей.
Трогательно замирала в его странных белых руках, плакала от прикосновения
гибкого смычка. Даже самые влюбленные юноши сознавались, что ее голос
мелодичнее голоса их подруг.
Было поздно. Ночь, словно сумрачное ораторио старинных мастеров, росла в
саду, где звезды раскидались, как красные, синие и белые лепестки гиацинтов --
росла и, поколебавшись перед высоким венецианским окном, медленно входила и
застывала там, под сводами. Вместе с ней росло .в душе мэтра мучительное
нетерпение и, как тонкая ледяная струйка воды, заливало спокойный огонь
творчества. Начало его соло было прекрасно. Могучий подъем сразу схватывал
легкую стаю звуков, и, перегоняя, перебивая друг друга, они стремительно
мчались на какую-то неведомую вершину, чтобы распуститься там мировым цветком
-- величавой музыкальной фразой. Но этот последний решительный взлет



Назад