f3bc5676     

Гуляшки Андрей - Приключения Аввакума Захова 03



АНДРЕЙ ГУЛЯШКИ
ДОЖДЛИВОЙ ОСЕНЬЮ
ПРИКЛЮЧЕНИЯ АВВАКУМА ЗАХОВА – 3
Аннотация
Два последних расследования принесли капитану Захову немалую славу. За Аввакумом начинают охоту западные спецслужбы. Чтобы предотвратить раскрытие своего лучшего агента полковник Манов принимает решение временно законсервировать Захова.

Тот снова возвращается к своей гражданской специальности — археологии, прерывает все контакты с госбезопасностью и по совету начальства меняет квартиру.
Захов поселяется на юговосточной окраине Софии в доме, где управляющим является отставной подполковник медицинской службы Свинтила Савов. У внучатой племянницы управляющего Виолеты есть жених — молодой режиссер кинохроники Асен Кантарджиев.

Аввакум с ним знаком — встречались полтора года назад в Родопах, где Археологический институт производил крупные раскопки. Между ними тогда возникло странное мальчишеское соперничество.

Теперь оно возобновилось — то Аввакум тайно идет по пятам Асена, то Асен скрытно проникает в комнату Аввакума. Но Захов не считает это пустым ребячеством. Оно задается вопросом — кто такой Кантарджиев: «маниакально увлекающийся трюками и фокусами субъект» или вражеский шпион?
1
Аввакум вернулся из Триграда совершенно разбитый — и физически и душевно. Участие Ирины Теофиловой в бактериологической диверсии и ее самоубийство, быстрое и своевременное распутывание хитро задуманных ходов Светозара Подгорова, чуть было не выскользнувшего у него из рук. крайнее физическое и нервное напряжение во время ночной погони, когда все было поставлено на карту, — такое испытание оказалось слишком тяжелым даже для его железной выносливости.
Но больше всего, разумеется, его угнетала вся эта странная история с Ириной Теофиловой. Он старался не думать об Ирине, хотя и понимал бессмысленность такой игры в прятки с самим собой и тщетность попыток вычеркнуть из памяти ее образ Видно, ему суждено было еще долго переживать и помнить все, что было связано с этой женщиной — и любовь, изза которой он, слепо доверившись чувству, отказался от присущей ему рассудительности; и свое упорство во имя фанатической верности истине, обрекавшее несчастную женщину на смерть, и свое двуличие и лукавство — облаченный в тогу академически бесстрастного ученого, он действовал, как палач.

С чувством безнадежности и неотвратимости он снова и снова переживал и обдумывал минувшее. Ирины уже не существовало, она исчезла так же, как ушли в прошлое светлые, беззаботные дни их первых свиданий.
После того как был подписан акт о вскрытии тела, Ирину похоронили на самом краю триградского кладбища. Аввакум медленно побрел по дороге, идущей в горы, которая начиналась от крайних домишек Триграда и терялась в густой чаще лиственного леса и молчаливого ельника.

Он долго плутал по еле заметным козьим тропкам возле самой пограничной полосы, выслеживая и ловко обходя секретные посты пограничной охраны. На каждом шагу его подкарауливала пуля, но игра со смертью как будто бы отвлекала мысли и придавала силы измотанным нервам.
Увлеченный этой игрой, он не заметил, как пролетело время и заходящее солнце склонило свой заалевший диск к далекой голой вершине Карабаира. В глубоких ложбинах вечерний сумрак уже накладывал синь, а верхушки сосен, выстроившихся на высоких склонах, все еще блестели, словно золоченые. Невидимые летучие мыши пролетали над полянками, а разморенные дневным сном совы расправляли крылья и с любопытством озирались вокруг. Синие и розовые тени сплетались в кружевные узоры на узких лесных тропинках, редк



Назад